Храм священномученика Зиновия в г. Усть-Каменогорске

Старец о. Николай Залитский благословил строительство храма в Усть-Каменогорске.
Осенью 1998 г. появилось желание восстановить православный храм Николая Чудотворца в
п. Согра по ул. Гражданской, 56. В декабре 1998 г. были собраны подписи православных христиан и направлено заявление в комитет местного самоуправления № 5.
Шло время. Три долгих года вопрос, несмотря на усиленные предпринимаемые меры (встречи с руководителями государственных, частных структур), не решался.
Воля Божия о нашей церкви открылась старцу протоиерею Николаю Гурьянову, настоятелю храма Николая Чудотворца на острове Залита (в России). По приезде к старцу Николаю, нашего теперешнего настоятеля Свято-Зиновьевского храма о. Игоря (в то время клирика Бородице-Рождественского храма пос. Аблакетка г. Усть-Каменогорска), о. Николай сообщил о будущем скором строительстве храма в другом конце нашего города. Благословил о. Игоря на служение в нем, сказал, что будет молиться о нас, о нашем храме.
Все вскоре дивно быстро устроилось. Открылся приход по ул. Юннатов, 103. Нашлись спонсоры. Руководитель производственно-коммерческой фирмы «Титан» Николай Кузьмин все хлопоты, основные расходы строительства нового храма взял на себя. На наших глазах вырос храм за один год.
Слово Божие настоятель нашего храма Игорь Солодков несет еще среди заключенных в ОВ 156-20, где открыта часовня Алексия - человека Божия, в доме престарелых в п. Солнечный Глубоковского района ВКО.


Святой священник Зиновий Восточно-Казахстанский

О жизни святого священномученика Зиновия известно немного. Известно, что до принятия священного сана, Зиновий Евстафьевич Сутормин служил полковым фельдшером в Сибирском казачьем войске. Как записано в свидетельстве о Крещении Надежды Суторминой, одной из его дочерей, «старший медицинский фельдшер 3-го военного отдела Сибирского казачьего войска, кандидат на классную должность». Крестным при совершении этого Таинства выступил начальник Сибирской миссии архимандрит Сергий – дядя крещаемой по матери.
Предположительно, он же, став епископом, (еп. Сергий Петров управлял Омской и Семипалатинской епархией с 1901 по 1903 годы), рукоположил Зиновия Сутормина во диакона. Диаконом отец Зиновий служил в Воскресенском храме г. Семипалатинска.
11 июля 1911 года, согласно сведениям, напечатанным в № 16 за 1911 год в Омских епархиальных ведомостях, «диакон-псаломщик градосемипалатинской Воскресенской церкви Зиновий Сутормин рукоположен во священника к церкви села Верх-Ульбинского Змеиногородского уезда».
Село Верх-Ульбинское иначе называлось Согра и относилось к Усть-Каменогорскому благочинию (ныне район Согра находится в черте г. Усть-Каменогорска). Там прошло основное время священнического служения отца Зиновия.
В этом селе он, как настоятель, руководил окончанием строительства каменного храма во имя святителя и Чудотворца Николая. Омские епархиальные ведомости (№19 за 1913 год) сообщают, что освящение этого храма состоялось 30 июня 1913 года. Причем богомольцев собралось около полутора тысяч человек. Отмечается Ведомостями и особое усердие настоятеля. После революции 1917 года храм этот недолго использовался по назначению, а в начале 30-х годов его превратили в школу. Потом в нем размещался ряд других организаций, в 70-х годах к нему были сделаны пристройки, а летом 2000 года стены храма были разрушены. Причем кирпич, из которого была построена церковь, растаскивался местными жителями ввиду его дальнейшей пригодности в хозяйстве, в то время как кирпич, добываемый из пристроек, уже никуда не годен.
Бывшие прихожане храма, (которые в то время были еще детьми), вспоминали, что к батюшке часто обращались люди за медицинской помощью, в которой он, как человек, имевший соответствующее образование, никому и никогда не отказывал. В 1912 году умерла супруга о. Зиновия. Старшая его дочь в то время была уже взрослой, а четверых младших детей ему пришлось воспитывать одному.
В 1919 году на имя правящего архиерея поступило прошение священника, служившего в селе Георгиевка (ныне Восточно-Казахстанской области), в котором он, ввиду многочисленности его семейства, просил у преосвященного перевода на более богатый приход. Епископ предложил священнику самому найти желающего поменяться с ним местами и принять бедный приход. Согласился отец Зиновий. В то время старшие дети батюшки уже жили самостоятельно, а у него на руках было двое несовершеннолетних – дочь Александра и сын Степан.
В январе 1920 года о. Зиновий гостил со своими малолетними детьми у старшего сына Ивана, который был женат и жил в селе Шемонаиха под Усть-Каменогорском. Его супруга работала учительницей в местной школе.
Шла гражданская война. По воспоминаниям младшей дочери батюшки Александры Зиновьевны Ерминой, 10 января (ст. ст.) село было занято отрядом красноармейцев. В селе начался террор. Все те, кто, по мнению красноармейцев, являлись врагами революции, были схвачены и приговорены к расстрелу. Этой участи не избежал и отец Зиновий. Причем священника арестовали просто за то, что он – священник. Были арестованы и родственники «врагов». Александры Зиновьевны не было в это время дома, и ей удалось избежать ареста. Она со стороны наблюдала за происходящим. Ее отец был в числе приговоренных к смертной казни, а брат Степан и жена брата Ивана с грудным ребенком на руках – в числе родственников приговоренных. Тех, кого арестовали, но не приговорили к смерти, заперли в сарае, а тех, на ком должно было совершиться революционное «правосудие» повели за село расстреливать. В это время десятилетнему Степану удалось бежать из сарая. Позже он жил в г. Усть-Каменогорске, работал пожарником. Александра Зиновьевна видела, как на следующий день куда-то гнали тех людей, которые были накануне заперты в сарае. В их числе и супругу Ивана Зиновьевича с их ребенком. Куда их гнали, и что стало с ними в дальнейшем – неизвестно. Также неизвестно, где в это время находился Иван Зиновьевич и какова его дальнейшая судьба. Но в архиве г. Семипалатинска хранятся сведения о том, что в 30-е годы в Семипалатинске служил некий священник И. Сутормин.
В середине 20-х годов одна из дочерей отца Зиновия – Надежда Зиновьевна Кускова проезжала через Шемонаиху на конной повозке. Вдруг возница заплакал и стал изливать душу незнакомой пассажирке.
Он поведал ей страшную историю о том, как на этом месте, он «хорошего человека топором зарубил». Оказалось, что в тот день, в двадцатом году, когда разыгралась трагедия в Шемонаихе, он вез приговоренных к месту их казни. Он знал отца Зиновия и даже, по его словам, хорошо к нему относился. Большевики решили начать свое кровавое дело со священника. Ему приказали сесть на пень от дерева и снять сапоги. Далее – предполагались издевательства и лишь затем – смерть. По словам возницы, для того, чтобы «избавить хорошего человека от издевательств», он, опередив красноармейцев, выхватил топор, лежавший у него здесь же, в повозке, и отрубил отцу Зиновию голову, когда тот снимал по приказу своих убийц, сапоги.
Похоронен был священномученик в братской могиле в бору под Шемонаихой. Местонахождение этой могилы неизвестно.


Материал предоставлен
настоятелем Храма
священномученика
Зиновия Сутормина


[Назад]

Hosted by uCoz